senin_mj (senin_mj) wrote,
senin_mj
senin_mj

Краткое описание теории Овертона. Под катом пример технологии легализации каннибализма, вырезанный из этого описания. Последнее подходит для легализации чего угодно, если каннибализм заменить этим "чем угодно".
http://communitarian.ru/publikacii/novyy_mirovoy_poryadok_metody/tehnologiya_unichtozheniya_okno_overtona_i_protivostoyanie_degeneracii_13052014/

ЧАСТЬ 1. ТЕХНОЛОГИЯ

окно овертона2.jpg

Обратите внимание, Овертон описал не концепцию и не свои мысли, а работающую технологию по манипулированию общественным сознанием. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.

бидструп1.gifШАГ №1: «ОТ НЕМЫСЛИМОГО ДО РАДИКАЛЬНОГО» («ТЕМА АКАДЕМИЧЕСКОГО СИМПОЗИУМА. КАК ЭТО СМЕЛО!»)

Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.

«У нас ведь есть свобода слова.
Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?»

Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.
Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.

Окно Овертона уже двинулось, обозначив пересмотр позиций. Тем самым обеспечив переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.

Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». Хотя оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.

Во-первых, это ещё один факт высказывания. А «за слово не сажают». Во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но об этом чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.

Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».

эвфемизм.jpgШаг №2: ОТ РАДИКАЛЬНОГО ДО ПРИЕМЛЕМОГО (СОЗДАНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭВФЕМИЗМА – ДРУГОГО НАЗВАНИЯ  АМОРАЛЬНОГО ЯВЛЕНИЯ)

Следующим шагом является перевод темы каннибализма из радикальной области в «область возможного». На этой стадии продолжают цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания про каннибализм? При этом любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер. Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».

Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.

Происходит подмена слов с закрепленным в сознании негативом, на новые, пока ещё «нейтральные» для сознания термины. Так, к примеру, «каннибализм» исчезает из оборота, а его место заменяет слово «антропофагия». Но затем и этот термин заменят ещё раз, признав и его «оскорбительным определением». Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.

В качестве уже реализованного примера: подмена термина «педераст» (греч. παιδεραστής от παίδος, «мальчик» + ραστής, «любящий») - сначала в более широком смысле заменяется на «гомосексуалист»; затем и это определение признается «не совсем политкорректным» и вместо него широко используется уже слово «гей».

То же медицинское определение порока взрослых по отношению к мальчикам сначала подменяется на «педофила» (дословно «любящего детей»), а затем и вовсе на «влекомых к маленьким личностям» (ВМЛ)[3]. И негатив, заложенный семантикой, «размывается» и «уходит» из общественного сознания.

Параллельно с подменой слов и терминов, происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Его найдут или придумают как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.

«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»
«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»
«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»

Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.


педерасты6.jpgШАГ №3: ОТ ПРИЕМЛЕМОГО ДО РАЦИОНАЛЬНОГО

После того как предоставлен легитимирующий прецедент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального. Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.

«Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека»
«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства»
«Есть люди, желающие чтобы их съели»
«Антропофилов спровоцировали!»
«Запретный плод всегда сладок»
«Свободный человек имеет право решать что ему есть»
«Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб»
«А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».

В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства. Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются поставить в один ряд с пугалами и записать в радикальные ненавистники.

Роль пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.

При таком раскладе сами людоеды-«антропофилы» остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».

Прикормленная экспертократия - «учёные» и журналисты «либеральной национальности» - на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.

Tags: наука, невероятно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment