Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Греция

Так, музыкой навеяло.

Приёмная инквизиции.
- Добрый день. Меня зовут Урсула, я буду вашим менеджером. Вы уже были у нас?
- Да, я проходил допрос в прошлом году.
- Ваша фамилия?
- Курвикс.
- Да, вижу. Допрос в связи с подозрениями в сочувствиях еретическим взглядам. У вас всё в порядке, но инквизитор хочет ещё раз допросить вас.
- Ну что поделать. Придётся.
- Садитесь пожалуйста, он сейчас подойдёт для консультации. Чай, кофе?
- Благодарю вас, но позже.
Через пару минут
- Здравствуйте. Меня зовут Александр, я ваш инквизитор. Давайте пройдём в допросную.
В допросной.
- Так, Курвикс. В прошлом ваши связи с еретиками не были выявлены. Но анализ ваших сообщений в соцсетях показал, наличие тенденций сочувствия еретическим взглядам. Вот, например, посмотрите. Здесь вы пишете, что взгляды неокувякушек могут иметь под собой основания.
- Но ведь только могут? Я же не писал, что с ними согласен.
- Разумеется, но некое зерно уже посеяно. А вот тут вы пишете о возможном оправдании министра, осужденного за связи с иностранным государством.
- Да, но эта история действительно какая-то запутанная.
- Верно, но ваши взгляды на неё несколько... нестандартны. На костёр, пока ещё, не тянет, но последствия могут быть весьма неприятными.
- Да уж не хотелось бы. Но что вы можете посоветовать?
- Ваш случай, слава всевышнему, пока не запущен. Думаю, обойдёмся допросом с щадящими пытками, без разрушения организма. Я заранее составил список пыток и предоставлю его вашему менеджеру. Сейчас вы с ней ещё раз пообщаетесь и приступим.
В совещательной комнате.
- Курвикс, я получила список ваших пыток. По вашему случаю мы подготовили два варианта, один бюджетный, второй подороже, но эти пытки вам действительно лучше пройти. Вот, выбирайте.
- Видите ли, Урсула, бюджетный мне по деньгам подходит больше. Давайте я сейчас пройду эти пытки, а остальные потом, когда подзаработаю?
- Ваше право. Желательно, чтобы вы совершили предоплату.
- Сколько?
- Всё равно. Сколько можете. Сегодня у вас только вот это. Остальное заплатите, когда придёте в следующий раз. Когда вам удобнее? Александр может вас принять во вторник, в первой половине дня.
- Я бы предпочёл субботу.
- Суббота... -Клацанье клавиатуры и шуршание мыши- Да, можно в три.
- Чудесно!
Допросная. Курвикс в пыточном кресле, к нему подсоединены провода. Он кричит, разряды трещат. Инквизитор что-то спрашивает, Курвикс, с трудом шевеля непослушными губами, что-то отвечает. Наконец, всё закончилось.
- Хорошо, Курвикс. Я вами доволен. Вы сочувствуете еретикам, но не их идеям. Вы не разделяете их взглядов, но у вас нет и ненависти к ним. В принципе, это даже согласуется с догматами церкви. Но нам с вами ещё предстоит увидится. Вы же согласовали график с менеджером?
- Да, разумеется. Суббота, три часа.
- Чудесно. Теперь вот ещё что. Я накладываю на вас епитимью. Вам сутки нельзя есть ничего, кроме хлеба и воды. Хлеб можно белый, но без добавок. И не поджаренный на тостере. Вам всё понятно?
- Да, благодарю вас.
Курвикс, пошатываясь, выходит из здания инквизиции. Садится на скамейку, отдыхает немного и вызывает такси. Всё хорошо. Первый допрос позади, остальные не такие жёсткие. Да и на душе легче стало.
Греция

Робин Гуд аниме-2

Робин Гуд по-японски.
Часть вторая.
Летним днём по дороге, идущей через лес, ехали два всадника. Коренастые, при мечах и кольчугах. Шлемы были сняты и висели на луках сёдел, по причине жары. 
- Слушай, дружище, - сказал один, - а правильно ли мы сделали, что поехали через Шервудский лес? Оно вроде и короче, а всё равно что-то мне не спокойно.
- Да расслабься, - ответил его приятель. – Дорога короткая, авось проскочим. В обход дольше ехать, больше шансов нарваться на бандитов. А здесь… Ещё несколько миль и мы в замке шерифа. Сдаём налоги, получаем награду и отдыхаем.
- Так-то оно так. Но вот Робин Гуд…
- Да ладно, прорвёмся. О, смотри, девка!
На дорогу и вправду вышла милая девушка, одетая как монашка. За спиной у неё была корзина с хворостом, в руке палка, длинная и с виду прочная.
- Мир вам, добрые господа, - сказала она, склонив голову. – Я сестра Тук, бедная монашка, собираю хворост. Не могли бы вы мне немного помочь?
- Мы всего лишь бедные путники, едем в Ноттингем. Везём солому на продажу, чтоб хоть как-то свести концы с концами, – сказал первый путник. Второй же лишь снял шляпу и смахнул набежавшую слезу.
- Так давайте же помолимся! Отче наш, иже еси на небеси! Солому эту во благости своей в золото преврати! – и, шёпотом, добавила: - И сиси’ мне принеси.
Откуда-то из-за дерева вылетела стрела и аккуратно пропорола мешок возле завязки. Раздался характерный звон и на дорогу выпали пара монет.
- Господь услышал мои молитвы! – воскликнула сестра Тук, воздев длани к ветвям дерев. – Спешьтесь же, о благородные путники, дабы на коленях восславить его милость! Обалдевшие мужики спешились и упали на колени, увидев, как на дорогу высыпала куча девчонок, вооружённых луками, дубинками, мечами и чёрт знает чем ещё. Самая рослая схватила мешки с золотом и побежала в лес. Остальные за ней.
- Благословенна страна, в которой дева с мешком золота за плечами может пробежать куда угодно, не претерпев урона, - прошептала сестра Тук, хихикнув, после чего бросилась вслед за Малышкой Джоан. – Кстати, господь, я хочу именно такие, угу?
- Держи их! – крикнул Гай Гисборн, выскакивая из леса с другой стороны дороги. За ним следом выскочили солдаты.
- Джоанна! Беги! – Крикнул с дерева Робин. – Остальным прикрывать!
- Ага, щас… Вот только… - пробурчала Джоанна, приласкав мешками по головам двух солдат. И ещё двух. После чего скрылась в лесу.
- А, чёрт, - пробормотал Гай Гисборн. И тут же проревел, -  Отступаем!
Солдаты удивлённо остановились.
- Я сказал, отступаем! – Снова проревел Гай. -  В лесу этих ведьм всё равно не догнать.
В лесу, на полянке, возле костра.
***
- Дорогой, ты был великолепен! – Мурлыкала Джоанна, прижимая Робина к груди.
- Дорогой всегда лучше всех! – Вторила ей Алина-Э-Дейл, обнимая его с другой стороны.
- А как Гисборн позорно убежал, увидев Дорогого! – Мурлыкала  Ева Белл.
Из кучи девичьих тел раздавалось сдавленное мычание. И только Марион стояла в стороне. Вид её и суровый взгляд должны были изображать «я вовсе не люблю Дорогого, в смысле люблю, но не так как и вообще всё не так!»
Раздался лёгкий кашель. Куча тел мгновенно распалась и на свет, облегчённо вздохнув, вылез Робин Гуд. И тут же уставился на пришедшую непонятно откуда гостью. Гостья была опрятной старушкой с клюкой, которая, судя по прямой осанке, была просто для красоты. Одета старушка была как любая английская крестьянка, бедно, зато чисто.
- Кто ты, бабушка? – спросил Робин. – Издалека ли пришла? Садись с нами и раздели обед, который скоро будет готов.
- Благодарю тебя, добрый человек, - сказала старушка, усаживаясь на бревно. – Меня зовут Нэнси Смит, для вас просто Нэн. Я из деревни, что неподалёку от замка.  У меня не хватило денег заплатить налоги, и проклятый архиепископ Фитцрой объявил меня ведьмой и хотел сжечь. Я не ведьма, просто Господь дал мне знание Древнего Искусства. Он же помог мне убежать. Только моя племянница, Эби, осталась запертой в сарае. Если бог не поможет мне, то он сожжёт хотя бы её.
- Погоди-погоди, - сестра Тук наклонилась к Нэнси. – А ты точно не из ведьма?
Нэн перекрестилась и прочитала «Патер Ностер» без малейшей ошибки.
- Ты, я вижу, сама монашка, - добавила она, укоризненно глядя на сестру Тук. – А живёшь с этой бандой и занимаешься хоть и добрыми, но богопротивными делами.
- Просто я люблю Дорогого, - потупила глаза сестра Тук. – И хочу… Впрочем, это Господь знает, чего я хочу. Ну… Чтоб его порадовать лишний раз.
- Да исполнит Господь твоё желание, - ответила Нэн, перекрестив сестру. Та ойкнула, схватившись за грудь. И вовремя. Ряса в этом месте раздулась до размеров малютки Джоан и начала угрожающе потрескивать. Все широко раскрыли глаза. Робин сглотнул. Мартина уронила поварёшку в котёл. Малышка сделала шаг назад, споткнулась и упала на бревно. Пощупала землю вокруг себя, встала, слегка пошатываясь.
- Сестрица Тук, - сказала она. – Пожалуй, я могла бы подарить тебе одно из моих платьев. Вот только тебе придётся их изрядно подшить, или… подвернуть?
- А может быть, у тебя есть, ну… Короткая такая, кофточка, безрукавка, как там её?
- Пожалуй, да. – Малышка встала и сняла с верёвки сохнувшую короткую кофточку. Короткую для неё, разумеется. Сестре Тук она оказалась в самый раз, но как платье.
- Ура! Малышка, ты лучшая! – Сестра Тук быстро переоделась, опоясалась верёвкой и прошлась по поляне в танце.
- Эм… Извини, сестрёнка, - смущённо сказал Робин. – Получилось миленько, но я видел тебя совсем… - тут он залился краской, - в смысле совсем… видел тебя…
- Ты видел? Извращенец! – Сестра Тук приготовилась ударить его палкой, но передумала. – ладно, тебе можно.
- Кстати, обед готов! – объявила Мартина, выловив из котла поварёшку. – Правда, я туда уронила кинжал Дорогого…
- Так даже вкуснее! – сказал Робин, стараясь не глядеть на сестру Тук. – А после обеда будем выручать племянницу Нэн!
***
Пообедав и вымыв кинжал, а так же дубинку Малышки, придавшую дополнительную сытность обеду, банда двинулась. Робин заранее велел девчонкам молчать, и они так и делали. До тех пор, пока Мартина не вскрикнула.
- Что случилось?  - Спросил Робин.
- Кроличья нора! – Ответила она. – Я случайно туда оступилась.
- Нога цела? Идти можешь?
- Да.
- Отлично. Идём дальше. Молча.
Через какое-то время вскрик повторился.
- Что такое? – Спросил Робин.
- Ещё одна нора! – сказала Мартина. – Но всё нормально, можем идти.
Робин скрипнул зубами. Через какое-то время, когда до деревни осталось всего ничего, Мартина снова вскрикнула.
- Ещё кроличья нора? – Спросил Робин.
- Нет, - раздался глухой голос из-под земли. – Медвежья. И, похоже, хозяин недоволен. Или… Спасите! Он чего-то хочет, и кажется, не есть!
- Ах ты… - Скарлет схватила арбалет и сунулась к норе. При этом столкнулась с Евой Белл и обе отлетели в сторону. Из норы выпрыгнула Мартина, за ней вылез медведь. Посмотрел на сестру Тук, заревел и попёр на неё, встав на задние лапы.
- Он явно хочет не есть, - прошептала Малышка Джоан, покраснев и охватив себя руками. – О, как сладостно будет, когда он меня схватит, сожмёт в объятьях и начнёт мучать, и… Как стыдно…
Медведь взглянул на неё, округлив глаза, и сменил цель.
- Так я тебе не хороша? – заорала сестра Тук, бросаясь на него с дубинкой, но споткнулась о корень. Видя это, Алина Э-Дейл схватила арбалет, вложила болт, и выстрелила медведю в голову, почти не целясь. Тот охнул и упал, потирая шишку лапой. Затем обиженно взвыл и спрятался обратно в нору.
- Девочки! – Сказал Робин. - Медведь медведем, но может, всё-таки…
- Обожаю Дорогого! – Крикнула Алина, вешаясь на Робина.
- Он такой крутой! – добавила Милдред.
Из под толпы разбойниц раздавался стон.
- Может, всё-таки займёмся делом? – Сказала Марион, скромно стоящая в сторонне. Нэн загадочно улыбнулась.
***
Епископ Фитцрой поселился в доме старосты, самом большом и красивом. Вокруг дома кольцом стояла стража. Второе кольцо стражи располагалось вокруг сарая, где была заперта племянница Нэн. План, придуманный Робином, был прост. Малышка, сестра Тук и те разбойницы, которые лучше владели ближним оружием, осторожно проползли огородами и спрятались за соседними домами. Как только это было сделано, на стражу обрушился ливень стрел. Те, естественно, подняли тревогу. Тем временем, Малышка разносила черепа всем, кто попадался под руку, а сестра Тук ловко сломала замок сарая и вытащила несчастную Эби.
- Она у меня! Уходим к лесу!
- Поняли!
Все разбойницы побежали в лес. За ними бросились солдаты, но лучницы прикрыли убегавших. И тоже рванули к лесу. Навстречу им вылез тот же медведь. Девчонки на мгновение остановились. Но медведь только слегка окинул их безразличным взглядом и заревел, увидев Фитцроя. Тот был величествен, красив и явно в его вкусе. Поняв, чего хочет животное, тот испугался и побежал прятаться.  Стража кинулась к медведю, который не обращал на неё особого внимания. Робин в нерешительности остановился, не зная, кому помогать. Всех выручила Малышка.
- А ну, живо оставили нашего медведя! – закричала она и бросила на выручку, размахивая дубиной. Сестра Тук бросилась за ней. Вновь засвистели в воздухе стрелы. Епископ заперся в избе, бормоча патерностер, стража ломилась следом, медведь распихивал стражников. Наконец, он взломал дверь, ворвался в избу и, судя по крикам епископа, достиг желаемого.
- Да уходим уже! – заорал Робин. – Тут уже никому не поможешь!
Банда снова скрылась в лесу, теперь окончательно.
***
Вечером, проводив Нен и Эби подальше от земель шерифа, сестра Тук вернула Малышке её одежду.
- Ты такая же, как раньше? – спросила её Марион.
- Да, я попросила бога, чтобы он вернул мне мои… ну в-общем. Бегать неудобно, о деревья спотыкаешься. И вообще. Дорогой, я тебе нравлюсь?
- А я? - Спросила Алина, не дожидаясь ответа.
- И я тоже? – добавила Ева.
Робин покраснел.
- А знаете, что мне больше всего у нас нравится? – спросила Малышка.
- Э… что? – переспросил Робин.
- Никакого яоя в банде!
Греция

Былое и думы

Раз уж у меня больше нет в Харькове живых друзей, чего бы не поделиться воспоминанием.  В 90 году, в октябре, отслужив в СА полгода, был послан командованием на обучение в Харьков, сроком на месяц. Салтовка, улица Петривского. Рядом пивной ресторан Аксамит, что особенно радовало. Разумеется, не один, нас таких лейтенантов-двухгадюшников была толпа. Некоторые даже мои однокурсники. Учёба началась с того, что преподаватель, милый такой дядька, объяснил, что русские все по-натуре рабы, и что у русских все святые рабы. Тоесть нет ни одного воина. Понятно, что мы  рот ему тут же заткнули Александром Невским. Русский? Русский. Святой? Святой. Всё. Правда, это его не очень остановило, всякую русофобскую хрень он продолжал нести, но уже осторожнее. Да чёрт с ним, никто из нас не обязан воспитывать местных. Наше дело отдохнуть, нагуляться, отчитаться. Всё. Ну вот, гуляя (честно скажу, не помню где, какая-то площадь, вроде бы с кинотеатром) наткнулся на митинг. Стоят парубки с жовтоблакытными прапорами. И вещают, причём на чисто русском языке. Один: "Москали во всём виноваты! Москалей надо вешать!" Другой: "Нет! Военные во всём виноваты! Военных надо вешать!" Ну, порадовался, что гуляю в гражданке, послушал. Пошёл домой. Какой-то местный спросил что-то, вроде, нравится ли мне то, что они говорят. Проигнорировал. Может, надо было сказать, что москальской мовы не розумию, да чего гусей дразнить. Что особенно понравилось, никто ничего супротив этих парней не сказал, не выступил. Милиция тоже не появилась. А что, никто ничего не нарушает, всё спокойно. Все довольны. Кстати, когда рассказал об этом тому преподавателю, он странно посмотрел на меня и сказал "военный, да ещё и москаль". Вот так. А вы говорите, братский народ, русский город. Да, вот что ещё понравилось. Через несколько лет, рассказал об этом в литературном чате Олдям. Они вежливо попросили заткнуться, потому что им противно об этом читать. Ну а мне было противно это видеть.
Вот и всё. 
Греция

(no subject)

Как ни зайду, в жж одно и тоже. РПЦ плохая, гундяев полохой, рпц плохо, гундяев плохо... 
Народ, я сам не сторонник христианства вообще, но что вы можете предложить взамен РПЦ? Учить Коран?
  • Current Mood
    blank Алла! Я в бар!
Греция

(no subject)

Задрали вы уже своим охлобыстиным. Ни актёр, ни священник, ни политик, какой-то хрен с бугра. Всё чрезмерные обсуждатели этого существа отфренживаются к той самой матери. Особенно, не знающие тега лж-кат..
Греция

(no subject)

Ночная гроза над морем это, скажу вам, зрелище. Горизонтальные молнии, как будто боги дерутся в Валгалле, грома почти нет. Наверняка это дело отражается в воде, тут ничего не скажу, идти под дождем до моря не в кайф.

Опубликовано с мобильного портала m.lj.ru